culturgy (culturgy) wrote,
culturgy
culturgy

Categories:

Кто стоял за восстанием Спартака? (10 из 13, часть III)

ДРЕВНИЙ РИМ ГЛАЗАМИ XXI ВЕКА

Предыдущая часть ***** Оглавление ***** Следующая часть

ГЛАВА 10. СПАРТАКОВСКИЙ МАРШРУТ В КОНТЕКСТЕ БОЛЬШОЙ ИГРЫ.
ЧАСТЬ III. ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ДЕТЕРМИНИЗМ


Скучная истина состоит в том, что для объяснения перемещений Спартака можно обойтись без гипотез, выводящих нас за рамки Италии. Практически все действия армии восставших могут быть мотивированы одним из следующих пяти факторов:

1. Расширение базы восстания.
Так, для объяснения похода на север полуострова достаточно такого аргумента, как желание расширить базу восстания и нанести максимальный вред Риму. В результате этого похода армия Спартака значительно увеличилась, и появился второй центр восстания в Этрурии, севернее Рима. Если провести параллель с восстанием в Новороссии, то Этрурию можно уподобить Закарпатской области – очагу «прорусских настроений» глубоко в тылу врага. При этом напомню, что «базу восстания» не следует сужать до ареала, занимаемого непосредственно основной армией Спартака. В Главе 9 рассматривались аргументы, позволяющие предположить, что обширные территории (особенно на юге полуострова) оставались под контролем партизанской сети, даже когда армия Спартака оперировала в удалении от них. Эти территории могли поставлять главной армии продовольствие и новобранцев.

2. Реакция на действия противника и выбор территорий, наиболее удобных для сопротивления.
Возвращение главной армии на юг Италии объяснялось, с одной стороны, необходимостью максимально отдалить момент, когда придется сражаться против Красса и Помпея одновременно, а с другой стороны, тем, что этот регион, по ландшафтно-географическим причинам, более удобен для ведения длительной войны на истощение, чем Северная, а тем более Средняя Италия. Это показал опыт Ганнибала, который здесь целое десятилетие сопротивлялся Риму при опоре почти исключительно на местные ресурсы. И действительно, вернувшись на юг, Спартак начал «обустраиваться всерьез и надолго», основав своего рода столицу в городке Фурии.

3. Вопросы снабжения разросшейся армии.
Еще одна очевидная причина для похода в Среднюю и Северную Италию – необходимость «разгрузить» Южную Италию после года боевых действий. И наоборот, ударить по ресурсам, на которые опирались римские власти. Рассредоточение разросшейся армии Спартака после возвращения на Юг, приведшее к атакам Красса на разрозненные отряды, также могло быть вызвано соображениями снабжения (а не конфликтами между разными командирами или этническими группами).

4. Взаимоотношение с местным населением и региональными элитами.
Учитывая значительную долю свободных уроженцев Южной Италии в армии Спартака, поход на Север мог быть мотивирован не только фактическим истощением южноитальянских ресурсов, но и нежеланием дополнительно угнетать местное население поборами. Быстрый уход Спартака из Северной Италии, из зоны обитания галлов, вероятно, тоже связан с настойчивым «пожеланием» местных сильных общин. Они предоставили ему множество новобранцев (как свидетельствует Аппиан, армия восставших здесь разрослась до 120 тыс.), но, очевидно, не захотели превращать свою землю в арену войны. Такого мотива, как реванш за предшествующую гражданскую войну и возвращение конфискованных земель, у галлов не было. Этрурия на севере и Апулия-Лукания-Бруттий на юге стали главными базами Спартака по той причине, что население там было больше всего недовольно исходом гражданских войн и пострадало от земельных конфискаций. В то же время Самний такой базой не стал, поскольку уже был опустошен геноцидом Суллы. По средней Средней Италии Спартак мог только «пробежаться», как по вражеской стране, потому что этот регион был насыщен старыми римскими и латинскими колониями, традиционно лояльными центральному правительству.

5. Географические особенности Италии.
Многие нюансы маршрутов Спартака связаны с особенностями местной географии и римской дорожной сети.


Карта. Магистральные дороги Италии во времена Римской Империи и основные торговые центры. Во времена Спартака сеть римских дорог была несколько реже (существенно реже – за пределами Италии). (Из проекта ORBIS)

Как видим, «все дороги ведут в Рим» - это не просто метафора. Маршрут быстрого перемещения из Южной Италии в Северную, и обратно, мог пролегать либо через Рим, либо по Адриатическому побережью. Когда вы видите на исторических картах, что Спартак в своем движении обошел Рим по максимально удаленной дуге, это связано не с его страхами, а с тем, что другой путь в обход Рима увяз бы в проселочных дорогах. Выбор магистральной дороги свидетельствуте как раз об уверенности Спартака в собственных силах, в том, что римлянам ему нечего противопоставить.


Карта. Кратчайший (по времени) маршрут перемещения из Южной Италии в Северную, рассчитанный с помощью программы ORBIS. Вопреки интуиции, кратчайший маршрут во времена Рима шел не «по прямой», а «дугой» по побережью Адриатики. Именно так и прошел Спартак. Расстояние 733 км. Вариант за 25 дней – для тяжелого войска, отягощенного обозами. Вариант за 12,5 дней – для небольшого отряда, который движется налегке.

Общая сеть дорог, включая проселочные, была гуще примерно примерно на порядок, чем это показано на этих картах. То же самое касается населенных пунктов. «Пустынный и бездорожный треугольник» на юге, где в основном действовал Спартак, на самом деле был не «более пустынен», а более провинциален, там преобладали малые городки с аграрной специализацией и проселочные дороги (которые видны на более подробных картах римской Италии). За Спартаком пошла «самая глубинка», «одноэтажная Италия», пострадавшая от земельных конфискаций.

География позволяет также оценить вес различных факторов при принятии Спартаком тех или иных стратегических решений. Например, позволяет отвергнуть гипотезу о том, что Спартак всерьез хотел уйти из Италии в Галлию, но не сделал это вынужденно, потому что Помпей, избавившись от серторианцев, мог перехватить его по дороге. Главной армии Помпея потребовалось бы почти два месяца, чтобы добраться из-за Пиренеев до Мутины. И это при условии, что она начнет свой путь, не подавив оставшиеся очаги сопротивления. У Спартака было достаточно времени, чтобы за это время обойти или перейти Альпы и направиться на север, в галльские территории, неподконтрольные римлянам. Вряд ли Помпей стал бы тратить время на безнадежное преследование, учитывая его политические планы в Риме.


Карта. Кратчайший (по времени) маршрут для армии, направляющейся из Северной Испании в Северную Италию, рассчитанный с помощью программы ORBIS. Расстояние 1,5 тыс. км, время – более 50 дней.

Гипотезы о координации действий Спартака с какими-то влиятельными внеитальянскими силами, предполагающие у него за спиной фигуры Митридата, Сертория и т.п., если их основывать исключительно на «странностях» спартаковского маршрута, в конечном итоге отсекаются бритвой Оккама. Восстание Спартака в этом ракурсе прочитывается как сугубо местное дело: как регионалистское восстание Юга Италии против римской олигархической группировки, недавно победившей в гражданской войне и не желающей считаться ни с кем. Лучшей аналогией здесь является современное восстание на Донбассе. Некоторое сходство видно даже в деталях: в обоих случаях затравкой для восстания стали «непонятно откуда взявшиеся» то ли разбойники, то ли наемники, за которыми, очевидно, инкогнито стояли местные элиты. И только со временем этот первичный костяк стал центром консолидации местного населения, которое ранее было затерроризировано олигархами. Поход в Центр и Север в этом ракурсе является всего лишь эпизодическим рейдом, с целью сохранить ресурсы «родного» региона, потревожить тылы противника, набрать новых бойцов и найти новых союзников.

В дополнительных объяснениях нуждаются не отсутствующие «странности» маршрута, а странности иного рода. Например, необъяснимое качественное усиление армии Спартака накануне похода на север (см. Главу 7). А добавив к этому хронологическую корреляцию этого похода с деятельностью Перперны в Испании (см. предыдущую часть), можно сделать предположение о вливании в состав спартаковской армии значительного контингента ветеранов лепидовского мятежа. Что могло означать определенные договоренности с марианской оппозицией. С другой стороны, как мы видим сегодня в Донецке, военные профессионалы, недовольные римской олигархией, могли откликнуться на это восстание в личном порядке, без «команды сверху».

О других подобных странностях, малозаметных, если рассматривать восстание in toto, мы поговорим в следующей главе. Это, например, странное попустительство, проявленное властями на первом этапе восстания, когда спартаковцам позволили много месяцев грабить регион, удаленный от Рима всего на 200 км и усеянный виллами богатейших людей Италии. Это и необъяснимая настойчивость Спартака на последнем этапе восстания, когда он упорно стремился прорваться к Капуе и Неаполю. Это и странная тактика, выбранная им в последней битве, когда он стремился, скорее, уничтожить лично Красса, чем разгромить его армию. Выявлению и анализу этих странностей поможет детальный обзор всех этапов восстания в свете перечисленных выше пяти факторов.

Продолжение

******

Примечание: данный текст написан в рамках эксперимента, в качестве ответного дара блоггерам. Допускается перепечатка любых его частей на любых площадках для бесплатного доступа, при условии сохранения авторства (Сергей Корнев) и ссылки на блог автора (culturgy.livejournal.com или kornev.livejournal.com).
Tags: Рим, Спартак, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments